top.mail.ru
Рок Восточной Европы (forum КалендарьОбратная связь

Вернуться   Рок Восточной Европы (forum "East Rock") > Encyclopedia | Энциклопедия > Russia

Russia информация об исполнителях из России и бывшей СССР

Ответ
 
Опции темы
Старый 20.07.2014, 11:24   #1
Khartool
Moderator
 
Аватар для Khartool
 
Регистрация: 19.07.2014
Возраст: 55
Сообщений: 114
Моя страна
Город : Мой город
Сказали 'Спасибо' за это сообщение. :
2 за это сообщение
122 Всего
Вес репутации: 1455
Khartool has much to be proud ofKhartool has much to be proud ofKhartool has much to be proud ofKhartool has much to be proud ofKhartool has much to be proud ofKhartool has much to be proud ofKhartool has much to be proud ofKhartool has much to be proud ofKhartool has much to be proud ofKhartool has much to be proud of
Post Александр Фролов и «27-ой километр»

Фото Георгия Молитвина


Рок-трио «27-ой километр» (ДСК) было основано в конце 1984 года студентом МГИК (ныне МГУК) Александром Фроловым (вокал, ударные, акустическая гитара), студентами МИФИ Романом Сусловым (лид. гитара, гитара, бэк-вокал), Михаилом Верещагиным (бас гитара, бэк-вокал) и поэтом Аркадием Семеновым.

Создание группы явилось вполне закономерным результатом довольно длительных творческих изысканий Александра Фролова и Романа Суслова, которые не только учились вместе в одном классе Химкинской школы №11, сидели за одной партой, но и крепко сдружились на почве увлечения рок-музыкой (исключительно западной). Сначала они создали свою школьную группу, которая с восьмого класса и по её окончании играла на танцах главным образом каверы Deep Purple, Uriah Heep, Sweet и других. То, что Александр в одном лице совмещал функции вокалиста и барабанщика, по тем временам было довольно необычным. После окончания школы Роман сразу поступил в МИФИ, что так же было закономерным, ибо был он круглым отличником, а Александр, напротив, учился в школе плохо и в московский Институт Культуры на режиссёрское отделение поступить смог только после службы в армии, в которую пошёл на три года позже своих сверстников, ибо вопреки желанию родителей (отец Александра был военным), вполне легальными и законными способами (отсрочки на время обучения, бронь в «ящиках» и прочее) от армии отлынивал. Именно в предармейский промежуток времени Александр познакомился с большинством своих будущих соратников по увлечениям и друзей, костяк которых являлся студентами МИФИ, а позднее МИЭТ-а.

В 1978 году Александр и Роман сколотили группу «Souls», половину репертуара которой уже составляли свои авторские вещи, на бас гитаре в этой команде играл сосед по двору Михаил Новиков (он учился в МИХМ-е). После нескольких выступлений в общаге МИХМ-а (на Соколе) и каком-то школьном вечере, наведя ужас на администрацию данных учреждений своим «антисоветским» репертуаром и оголтелым прозападным имиджем, группа была предана анафеме и прекратила своё существование.

Летом 1979 года в СОЛ «Волга» (Спортивно-оздоровительный лагерь МИФИ под Тверью), куда его пригласил Роман Суслов, Александр Фролов познакомился с Аркадием Семёновым и Петром Плавинским. Сам Фролов вспоминает:

– В первый же приезд в СОЛ «Волга» я подружился со всеми участниками рок-группы и дискотетчиков лагеря, обитавших в отдельном домике (Сергей Подеречин, Сергей Высоцкий, Кирилл Белоусов, Андрей Небогин, Виталий Юматов, Анатолий Кирилов, Ирина Мухина и другими). Аркадий на тот момент был культоргом. На совместных посиделках я спел несколько своих песен, они у всех вызвали восторг, а Аркадий попросил меня написать для грядущего праздника Нептуна две-три песни на его тексты, что я и сделал, а затем они были исполнены на берегу Волги. Так началось наше сотворчество, и с тех пор я считаю Семёнова «крестным отцом» созданного позднее «27-го Километра», да вообще моего будущего рок-н-ролльного пути. Впоследствии я летом почти на каждые выходные туда ездил либо автостопом, либо на электричке. С большинством своих нынешних друзей я познакомился именно там.

Уже осенью этого же года Фролов инициирует создание группы «Высокое напряжение», участникам которой, кроме Александра (вокал, ударные) и Романа Суслова (гитара, флейта) стал Андрей Небогин (бас, гитара). Основой репертуара были песни Александра Фролова, написанные им под влиянием на тот момент малоизвестной в СССР команды АС/DC. Жёсткий звук группы публикой был встречен прохладно, попытки привнести в него смягчающий бальзам клавишных с привлечением Петра Плавинского положительных результатов не дали, и этот проект прекратил существование. Тем не менее, Фролова сия неудача только раззадорила, и он стал «выпекать» новые песни, как пончики, что повсеместно продавали в специальных ларьках; и под гитару исполнять их в студенческих общагах и на «квартирниках», иногда привлекая своего химкинского друга скрипача Евгения Мерзляка. Тогда же в комнате общаги, где обитал Витал Юматов, на его катушечный магнитофон был записан магнитоальбом «Общественность», принёсший Александру большую популярность в «определённых узких кругах» студенческой молодёжи Москвы.

Осенью 1981 года, устав вести утомительную и бесперспективную борьбу с военкоматом, расставившим свои «милитаристские сети» везде и всюду, Александр смиренно идёт служить в армию, оттрубив, как тогда было положено, 2 года в войсках ПВО в Белоруссии. Но и там он не расстаётся с музыкой: играет в ВИА и духовом оркестре части.

В ноябре 1983 года, демобилизовавшись из армии, Фролов возвращается в свои родные Химки. К тому моменту Роман Суслов примкнул к будущему хит-мейкеру советской поп-музыки Виктору Лукьянову, который вместе с Михаилом Верещагиным пытались замутить нечто мега крутое, базируясь во флигеле Дома Работников Просвещения на Таганке, как ВИА; там же плёл свою ажурную паутину диссидентства Пётр Плавинский в качестве руководителя Камерного Оркестра, полный состав коего уже и не вспомнить, но Дмитрий Шумилов и Марина Крылова там имели место быть. Частенько туда захаживал и Александр Белоносов (экс- «Форум», «ДК», «Зодчие» и другие), всегда переполненный идеями и энтузиазмом.

– После моего первого же посещения сего гнезда рок-андеграунда – вспоминает Фролов, – я сразу погрузился в некую творческую среду, представляющую собой гремучую смесь из чёрного юмора, самиздатовской литературы, приджазованного пост панка, разбавленную алкоголь содержащими жидкостями и духом вольнодумия, и с радостью в ней растворился.

В конце зимы 1984, как-то сам собой, спонтанно и непринуждённо материализовался проект «Команда 01», главным инициатором и двигателем которого был Белоносов. Он нашёл кого-то с профессиональным четырёхдорожечным магнитофоном Fostex, а такой аппарат по тем временам – нечто запредельное, и в каком-то актовом зале был записан магнитоальбом «Красный насос», наделавший немало шума.

Автором половины треков, а всего их восемь, был Александр Белоносов, а второй половины – Петр Плавинский. Фролов за исключением двух композиций сыграл на ударных и в одной («Политинформация») спел. Петр так же спел «Вопросы к морю» и сыграл на клавишных, Белоносов свои сочинения спел сам, играл на клавишных и на 12-струнной гитаре, Дима Шумилов – бас, Марина Крылова – вокал.

Далее, если применить кинематографическую терминологию, размытые или засвеченные кадры, и где-то в конце 1984 года из тумана времени возникает трио «27-ой километр» с его бессменным лидером Александром Фроловым (вокал, барабаны, акустическая гитара); Романом Сусловым (гитары, аранжировки); Михаилом Верещагиным (бас гитара, звукотехник) и человеком за кадром – Сергеем Высоцким (звук). Где-то за год своего существования композиторское лидерство Александра Фролова начал теснить Роман Суслов, а всё, что касается аранжировок, полностью перешло к нему. Тексты на довольно причудливые «рыбы» Суслова, Фролову писать оказалось не под силу, и этим непростым делом занялся Аркадий Семёнов.

Благодаря тому, что Фролов вскоре поступил-таки в МГИК и завёл дружбу со своим сокурсником Олегом Пятницким, диджействующим в одном из самых престижных дискотек Москвы при ДК «Коммуна», то из ДРП на Таганке, вся компания перебралась в «Коммуну», а конкретнее на базу «ЭМ студии». Здесь же базировалась рок-группа «Кратер» с будущим рондовцем Александром Ивановым, позднее туда же подтянулись «Браво».

– Как и положено в коммуне, мы там жили дружно. Договаривались и согласовывали между собой время репетиций, эпизодически выступали, отмечали праздники. Было тесно, сама студия располагалась в бывшей кинобудке, но весело и душевно, – вспоминает Фролов.

В конце концов, в начале 1985 года, когда оригинального материала накопилось достаточно много, и он был отшлифован на многочисленных концертах, мы приняли решение записать магнитоальбом, названный впоследствии «Далее везде». Никаких Fostex-ов в студии и в помине не было, но имели место быть три катушечных «Олимпа», цифровой ревербератор, неплохие микрофоны. Не могу утверждать точно, но по-моему, у того же Белоносова на прокат был взят драм-бокс Boss DR-110, маленький такой, программировал его Роман, ещё в одной из версий «Mr. Vox» использовали какой-то самодельный драм-модуль с двумя пэдами. Писали сразу «живьём» по два, иногда три дубля с добавлением «шумов» (их Белоносов извлекал из своих клавиш), затем при копировании исходной записи с одного магнитофона на другой делали наложение на основной вокал (дабл трек) и партии соло. И собственно, без наложения всё вполне полноценно звучит, лишь в треке «На закате дня» не хватало гитарного соло, и оно путём ряда манипуляций было вырезано из финальной записи и вставлено, куда и задумывалось изначально. Таким образом, хирургическое вмешательство минимальное и точечное, в остальном всё сохранено в исходном виде. Никаких новоделов, чисто реставрационные и ремастеринговые работы. Именно в таком виде сии вещи звучали на концертах, а концертных записей не сохранилось вообще никаких, так что можно считать этот альбом концертом в студии.

Через существующую сеть студий звукозаписи альбом был распространён по всему Союзу и принёс группе известность. В этом же году ДСК с большим успехом выступает на Зеленоградском рок-фестивале в ДК МИЭТ.

После выхода альбома в таковом составе и с этим репертуаром группа просуществовала около года. Однако, в конце 1985 году в результате творческих разногласий пути Александра Фролова и Романа Суслова разошлись. Как известно, Роман Суслов вместе с Петром Плавинским не без участия того же Аркадия Семенова создают «Вежливый отказ». И хотя «27-ой километр» продолжил своё движение далее, «главный машинист» сего локомотива признаётся: «очень жаль, что первый состав просуществовал так мало, а потенциал был огромным».

Игорь Шумилов, брат отказовца Дмитрия Шумилова, тогда написал:
Эх, залиться б вольной песнею,
Но в который раз
Нам с гнильем и плесенью
Вежливый Отказ...
...И теперь понятно как
Ни крути
Вот уже последний шаг
На пути.
Километры пройдены
Все, совсем,
А их было вроде бы
Двадцать семь...
После ухода Суслова и Верещагина, Александр Фролов на какое-то время забросил рок-музыку, время от времени в качестве рок-барда выступая в студенческих общежитиях и давая «домашние» концерты, так называемые «квартирники» (в том числе в одной обойме с Александром Башлачевым, Ником Рок-н-роллом и другими), и всецело погрузился в учебный процесс, который занимал всё больше времени, да и увлекал всю глубже и глубже. В отличие от школы, Александр учился в Институте хорошо и в результате стал по признанию самих педагогов одним из лучших выпускников своего курса. Однако было бы глупым не использовать творческие силы сосредоточенные в гуманитарном учебном заведении, и познакомившись с ребятами с эстрадного отделения, в том числе со Стасом Кауфманом (ныне бренд-директор ООО «Восточно-Европейская дистрибуторская компания», автор бренда водки «Путинка», а тогда бас гитаристом группы «Постскриптум»), Фролов возвращается к рок-движению, так возник проект «P.S. 27». После ряда успешных выступлений в студенческих клубах был записан магнитоальбом, после чего группа прекратила свое существование.

Однако к началу 1987 года Александр Фролов набирает новый состав, и уже в феврале того же года обновленная, в том числе стилистически (от камерного, полуакустического звучания к тяжелому хард-роковому, с элементами прогрессива) группа удачно выступает на альтернативном по отношению к московской рок-лаборатории (в которую, кстати, ДСК никогда не вступал, а участвовал всего лишь в первом прослушивании) фестивале «Рок-обозрение 87» в ДК МЭИ.

Значительное влияние на стиль группы оказал новый клавишник коллектива Дмитрий Шебалин. Являясь внуком советского композитора Виссариона Яковлевича Шебалина и сыном альтиста Дмитрия Виссарионовича Шебалина и пойдя по стопам предков, он окончил Московскую консерваторию по классу композиции, но впоследствии, оставив музыкальную деятельность, занялся бизнесом.

Тем не менее, из-за проблем с составом, вернее, его нестабильностью, достигнутый успех развить так и не удалось. Даже появление нескольких клипов «27-го километра» на центральном телевидении, а конкретно в программе «Взгляд», ситуацию не улучшило. По тем и иным причинам группе приходилось все более переключаться с концертной деятельности на студийную (был даже прецедент участия ДСК в съемках кинофильма на Одесской киностудии). В итоге, в 1991 году был выпущен магнитоальбом, с говорящем само за себя названием «На свалке истории». По сути, это сборник песен, записанных в разных студиях в период с 1987 по 1991 годы, соответственно, различных по стилю, звуку и не связанных между собой концептуально. Нельзя не отметить, что в этих записях принимали участие достаточно маститые музыканты, такие как клавишник Павел Хотин (экс- «Звуки Му», «MC Павлов»), гитаристы Константин Баранов (экс- «Николай Коперник», «Альянс») и Александр Костарев («Братья Карамазовы», «KostarevBand») и другие.

Весной 1988 года Александр Фролов ещё будучи студентом (практически перед выпускными экзаменами) начинает свою трудовую деятельность в качестве режиссёра-постановщика в составе постановочной группы по проведению дня города Смоленска, после чего получает диплом и отличнейшие перспективы. Но разрушили эти перспективы последствия пресловутой «перестройки», а именно крах Советского Союза.

– По окончании института – вспоминает Фролов, – я сразу оформился в созданную моими же педагогами организацию «Праздник для всех» и таким образом получил интересную работу по специальности, не требующую постоянного присутствия в офисе, три-четыре командировки в году, весьма солидный заработок и массу свободного времени, которое я мог посвятить своему детищу – ДСК. Но «правила игры» в стране резко менялись, и моим радужным планам не суждено было сбыться.

Параллельно с этими глобальными потрясениями ДСК начинают преследовать различные напасти и беды: забирают в армию молодого и перспективного гитариста Антона Хваталь, а через пару месяцев в результате так называемых «неуставных отношений» от побоев он скончался в больнице; спустя несколько месяцев у талантливого и надёжного звукооператора Николая Елагина (кстати, химчанина) обнаруживается тяжёлое заболевание, от которого он так же уходит в мир иной.

Приблизительно в этот период времени Александром Фроловым и Петром Плавинским была предпринята попытка записи совместного альбома. Результат этой длительной и кропотливой работы оказался обескураживающим: практически все сделанные записи были безвозвратно утрачены (случайно сохранились лишь 2 черновых работы). Петр Плавинский, удручённый таким результатом, практически вообще забросил музыку и переключился на совсем иную тему, а именно стал весьма успешным галеристом, что собственно и не удивительно, ибо его старший брат Дмитрий Плавинский – известнейший и признанный художник, а жена Елена Фокина - художница, работы которой так же пользуются спросом не только в России, но и за её пределами.

В 1992 без особого энтузиазма Фролов пытался возродить группу, вернув ей исходное полу-акустическое звучание. Тогда же в ДСК появился гитарист-скрипач Евгений Лаврентьев (позднее он играл в группах «Плоскогубцы», «Рада и Терновник», «KostarevBand», Инна Желанная и других). Но и в этом виде группа просуществовала недолго. После записи мини-альбома «Жители колодца» (в которой, кстати, Лаврентьев играл исключительно на гитаре, а все соло на скрипке исполнены всё тем же химкинским другом Фролова с конца 70-ых Евгением Мерзляком, с ним Александр продолжает сотрудничать и поныне) и нескольких камерных выступлений «27-ой километр» «впал в спячку»… Пробудился он из неё в 1994 году, когда неугомонный Андрей Байков, живущий по ярославскому направлению на «Лосиноостровской», где-то не выловил Владимира Шустина – молодого и очень одарённого гитариста, фаната Джимми Хендрикса, Led Zeppelin и AC/DC.

– Володя жил недалеко от Андрея на «Чкаловской», и мы решили, что удобнее всем будет собираться на «Лосиноостровской» у Андрея дома, – вспоминает Фролов.

Состав группы наконец-то стабилизируется, он опять сокращается до трех человек (Александр Фролов - лид. вокал, ударные, 12-струнная гитара, губная гармошка; Андрей Байков - бас-гитара, бэк-вокал; Владимир Шустин - лид. гитара). Стиль группы - нечто среднее между "AC/DC" и "Led Zeppelin".

Живущий рядышком Павел Хотин частенько заходит на огонёк, а впоследствии активно участвует в записях ДСК. Это было продуктивное время в плане сотворчества и студийной работы, но концертов почти не было. В 1994 году записан мини-альбом «КОНСЕРВАтория (Made in Термен-центр)», а в 1996 году полноценный альбом "Под откос". В 1997 году записывается первая часть сольника Александра Фролова "Никогда!". В мае 1997 года на ДСК совершенно неожиданно выходит ищущий музыкантов для своего проекта некий ирландец Tony Watkins, живущий и работающий в Москве. «27-ой километр», сменив название на «The Smokebreakers», принимает предложение от полного решимости покорить Москву ирландца, став ему аккомпанирующим составом. Спустя год издан CD «Dreams are free». Проработав в качестве барабанщика, бэк-вокалиста и звукооператора Александр Фролов в мае 1999 года уходит из этого «международного проекта» и записывает вторую часть своего сольника "Золотой песок". Целиком альбом впоследствии вышел под названием "MIDIТАЦИЯ".

– К тому времени, – вспоминает Фролов – «The Smokebreakers» покинул Володя Шустин, Точнее ему пришлось это сделать по причине увлечения различными «стимулирующими веществами», а через несколько месяцев после этого его нашли мёртвым у себя дома. Очень жаль парня. Слушаю сейчас записи, где он «поливает» на гитаре и очень печалюсь, что он из-за какой-то вредной привычки свой талант загубил. Может, и мне надо было с ним «по душам» почаще разговаривать?

В мае 2002 года Александр Фролов оказался участником джема, в котором над блюзовыми стандартами «изгалялись» следующие персонажи: Михаил Верещагин (экс-басист "27-ой километр", "Вежливый Отказ"), его старый приятель и бывший одноклассник гитарист Рустам Мансуров, и барабанщик всё того же "Вежливого Отказа" Михаил Митин. Воистину неисповедимы пути Господни! В результате всего этого «безобразия» образовался некий блюз-роковый проект «ZZ Stop». Основа репертуара - максимально приближенные к оригиналам версии произведений известных рок и блюз исполнителей (Jimi Hendrix, Stevie Ray Vaughan, Johny Winter, Eric Clapton и другие). Ровно через год репетиций были записаны 8 треков и около 30-ти «минусов» (для автономной домашней работы). Подведя таким образом своеобразный итог, участники проекта разбрелись на летние каникулы.

Дальнейшего развития сей проект так и не получил. Рустам Мансуров уехал обратно в Лениногорск; Михаил Верещагин окончательно завязал с музыкой, переключившись с бас гитары на мотоцикл; Михаил Митин вернулся в очередной раз реанимированный «Вежливый отказ»; а Александр Фролов, эпизодически принимая участие в других, к сожалению, недолговечных проектах, таких как: немецкоязычная металл-группа «Амулет» (с ней ездил в Германию, где «отбарабанил» два концерта и участвовал в записи альбома «Rebel» 2003), альтернативная группа PUZZLE SCUM, полу виртуальный роко-поп проект Анжея Захарищева «Оберманекен», блюз-рок банда «Бабушкины сказки» и другие, постепенно переключался на «келейную» студийную работу в неприхотливых, но творчески комфортных домашних условиях. На простеньком компьютере, постепенно осваивая музыкальный софт, без суеты и спешки Александр записал свой альбом «Противоречия». Для записи только двух треков этого альбома были привлечены старые приятели-музыканты, всё остальное Александр делал самостоятельно. Так как работы, связанной с музыкой, становилось всё меньше, Александр Фролов при случае подрабатывал звукорежиссёром (оттрубил в этом качестве на трёх международных фестивалях детского творчества: два в Турции и один в Чехии), звукотехником в различных частных фирмах проката аудио аппаратуры и, неожиданно для самого, себя фотографом. Увлечение цифровой фотографией началось довольно-таки давно, но так затянуло, что на данный момент Александр имеет весьма солидный опыт и стаж работы профессионального спортивного (в основном хоккей) фотокорреспондента. Тем не менее, таковое положение вещей ни в коей мере не препятствует рождению новых песен, и когда их число достигает критической массы, возникает естественная необходимость оные материализовать. Очередной такой материализацией стал альбом «Угрюмый дудочник», работа над которым была закончена Александром в самом конце 2009 года. Из приглашённых музыкантов – только Евгений Мерзляк со своей выворачивающей наизнанку душу скрипкой. Обложку к альбому помогла сделать дочь старинного приятеля Фролова Евгения Соколова – Лена Соколова.

В марте 2013 года в жизни Александра Фролова, в силу разных обстоятельств, происходит ряд радикальных перемен: он переезжает жить из своих Химок в Сочи. И здесь на новом месте обитания он записывает свой очередной сольный альбом «Небо с потолка», который был обнародован в Интернете 1-го января 2015 года.

И именно в 2015 году исполняется ровно 30 лет со дня выхода в свет первого альбома «27-го километра» «Далее везде». В связи с этим по просьбе Александра в Москве его старинные товарищи Алексей Яковлев заново оцифровал все имеющиеся плёнки, а Герман Довженко всё это дело ремастировал, за что им обоим огромное спасибо!

1 января 2016 года в Интернете опубликован сольный альбом Александра Фролова «15 0220 15». Сам Александр по этому поводу сообщил следующее:
– Эта пластинка под незатейливым названием «15 0220 15» включает в себя 18 треков, из которых двенадцать – абсолютно новый материал, три – ремейки моих старых вещей, плюс в качестве бонусов – два кавера и один несколько отличный от «номерного» дубль песни «Посредине моста». Несмотря на то, что в последовательность треков я вкладывал определённый смысл, слушать их в любом порядке не возбраняется, ибо каждый из них стилистически и жанрово самодостаточен. Кого-то может шокировать столь радикально-эклектичный подход, когда после смут-джазовой расслабляющей инструменталочки, вдруг, как молотом по наковальне, зазвучит нечто в стиле индастриал-метал, но я считаю сие вполне допустимым, по той простой причине, что руки у меня не скованы цепями договорных отношений с какими-либо издателями. А раз так, то у меня нет причин заморачиваться на эту тему. Творческий процесс у меня происходит в последнее время стихийно, и я сам зачастую не предполагаю, каковы будут его плоды. Да и, признаться, в большинстве случаев сам процесс мне более интересен, чем результат.
__________________
Интернет Радио Эклектика - примерно четверть-треть треков (а, может, и больше) в ротации взято с этого ресурса EAST ROCK

Последний раз редактировалось Khartool; 04.06.2017 в 02:23.
Khartool вне форума  
Сказали 'Спасибо' за это сообщение.
Ответить с цитированием
2 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Antiquar (22.07.2014), Botan (03.02.2015)
Сказали спасибо:
Костя (06.06.2018), yanek2005 (14.10.2017)
Ответ

Социальные закладки

Здесь присутствуют: 1 (пользователей: 0 , гостей: 1)
 
Опции темы

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход

Реклама наших спонсоров

Текущее время: 19:52. Часовой пояс GMT +4.
LiveInternet Top100